Дивный новый мир: что будет с работой после пандемии

31 май 2021

Дивный новый мир: что будет с работой после пандемии

Оригинальный текст статьи доступен на сайте Adindex.
Совсем скоро будет год, как весь мир встретил пандемию COVID-19. Хочется верить, что с оптимизмом, свойственным человечеству, мы это даже отметим, тем более есть что — нам удалось неплохо адаптироваться к новой жизни. А для ряда индустрий годовщина удаленки и самоизоляции так и вовсе праздник.

Прошедший год научил нас все покупать онлайн, превратил наши дома в офисы, фитнес-залы и рестораны одновременно, показал, что множество привычных вещей больше не нужны. И, конечно, никто уже не верит, что будет как раньше. Точка невозврата пройдена, но будущее все еще туманно: откроются ли границы? Вернутся ли массовые мероприятия? Да даже банальное — выйдем ли мы в офисы? Неизвестность делает переосмысление будущего работы критически важным. Очевидно, что наши представления о работе и карьере в корне изменятся после этого кризиса, причем даже быстрее, чем ожидалось. Что уже привнесла пандемия в нашу рабочую жизнь и с чем предстоит столкнуться?

Трудности перевода

Мы наблюдаем крупнейший в мире эксперимент по работе из дома. И несмотря на то, что многие чувствуют себя на удаленке вполне комфортно (по данным McKinsey, 80% людей наслаждаются работой из дома, а 41% даже чувствует себя более продуктивными, чем раньше), мы отмечаем, что сила социальных связей на самом деле гораздо больше, чем ее оценивали раньше, и людям важно взаимодействовать друг с другом вживую, а не только в Zoom и мессенджерах.

И один из ярких примеров, подтверждающих это, — ­проблемы при найме сотруд­ников. Отбор стал менее личным, и проверять взаимодействие друг с другом на начальных этапах теперь сложнее. Раньше при прохождении собеседования важным критерием успеха была «химия» при личном взаимодействии. Сейчас, когда все проходит онлайн, количество ошибок без этой «химии» возрастает. Общаясь в Zoom, вам кажется, что работать друг с другом будет комфортно, но, как только вы начинаете периодически встречаться и взаимодействовать в проектах, оказывается, что это не так. Мы видим, что нанимать людей стало легче, но настолько же легче стало и прощаться с ними. Выросло количество людей, которые покидают компанию через 3–6 месяцев после выхода.

Подкасты AdIndex Print Edition


Еще одна проблема удаленки состоит в том, что на сведение команды стало уходить больше времени. И мы, и все наши клиенты отмечают, что количество встреч увеличилось, и то, что раньше занимало 2–3 минуты, теперь требует полноценного звонка с прелюдией, серединой и концовкой. Кстати, в недавнем обзоре Национального бюро экономических исследований были проанализированы электронные письма и встречи 3,1 млн человек из 16 городов мира. Сообщается, что продолжительность среднего рабочего дня увеличилась на 8,2%, или 48,5 минуты, с увеличением количества писем.

Новые возможности

Вместе с тем пандемия открыла нам ряд ресурсов, ранее недоступных.

Компании и корпорации получили возможность иметь распределенные команды и нанимать людей, не переводя их в свой офис. Это позволило дотянуться до тех, с кем раньше не удавалось сотрудничать как раз по причине локации офиса. И, конечно, это огромный ресурс в виде доступа, с одной стороны, к уникальным компетенциям, а в некоторых случаях к более экономически выгодным кадрам. В некоторых ситуациях, например когда крупные компании нанимают людей из регионов на удаленку, это позволяет решать и социальные проблемы.

Переход на удаленную работу или работу в гибридном графике приведет к перераспределению затрат. Так как нет необходимости тратить так же много на поддержание офиса, как раньше, эти деньги будут вкладываться в развитие людей и продуктов. В конечном счете от этого все ­выигрывают.

Победа доверия

Пандемии удалось излечить многие исторические менеджерские болезни: чрезмерный контроль, микроменеджмент, повсеместное недоверие своим сотрудникам. В этом году у руководителей была хорошая возможность преодолеть их. Главным инструментом управления в новой эпохе будет умение договариваться, выстраивать диалог и поддерживать партнерские отношения, потому что удаленка если не стирает иерархию, то точно раздвигает ее границы. Директивные методы управления уже не так эффективны. На первый план выходит умение концентрироваться на результате и способность строить доверительные отношения между командами, подчиненными.

Будущее за доверием, и это не может не радовать. При этом важно понимать, что доверие будет строиться на понятных системах измерения результата. Если движение в сторону результата идет — доверие будет сохраняться. Если результата не будет — будут придумывать либо совсем простые системы контроля (ежедневные отчеты, например), либо более сложные — такие как системы мониторинга отработанного времени; но вряд ли это путь к успеху. Мы должны научиться как доверять, так и оправдывать доверие.

Тренд на стабильность

Перспектива бросить корпоративный мир и улететь фрилансить на острова больше не так привлекательна, и не только потому, что закрыто авиасообщение. Пандемия показала важность работы внутри корпорации, потому что лучше сидеть на одном месте, иногда скучать, но стабильно получать зарплату и быть уверенным в том, что тебя подстрахуют в нужный момент. Компании показали высокую социальную ответственность по отношению к сотрудникам во время пандемии. Мы не слышали о массовых сокращениях: компании, находясь в тяжелой ситуации, в первую очередь думали о людях и искали решения, при которых можно будет не увольнять сотрудников и сохранить им наибольшую возможную зарплату. Мне кажется, это отозвалось у людей и вернуло тренд на стабильность в тот момент, когда мы стали уже о ней забывать.

Новые профессии, идеи и мысли

Все мы часто слышали фразу о том, что в будущее возьмут не всех, и история об умирающих и рождающихся профессиях сама по себе не нова. Тем не менее пандемия и этот вопрос поставила ребром. Какие профессии будут востребованы в будущем — ближайшем и не очень?

Мы видим, что в течение 3–5 лет появится огромное количество разных инженеров. И на самом деле мы будем наблюдать ренессанс этой роли, такое возвращение забытой профессии в элиту, потому что инженерами было модно быть во времена наших родителей.

Много новых профессий и направлений однозначно появится из интереса к исследовательскому полю — к тому, как это может менять жизнь как конкретных бизнесов, так и человечества. Станет популярной и, главное, востребованной профессия ученого в широком понимании этого слова.

И, конечно, профессией будущего остается маркетинг. Мы видим, что тренд на знание маркетинговых инструментов, понимание того, как работает маркетинг, растет при найме первых лиц, при найме CEO. Всеобщая цифровизация ставит новые вызовы, справляться с которыми в первую очередь предстоит маркетинговой функции. Современный маркетинг — это полноценная работа с пользователями, их удержание и, самое главное, ответственность за финансовый результат ­компании.

Новый мир уже дал нам много возможностей, и это только начало. То, как все меняется под воздействием пандемии, показало, насколько важно подпитываться новыми идеями, мыслями, показало, насколько важен доступ к новой информации и собеседникам. И появление Clubhouse, его бурная популярность в очередной раз доказывает, насколько нам важно иметь доступ ко всему новому, где есть знания. Могли ли мы раньше представить, что «­МегаФон» организует диалог с 50 лучшими топ-­менеджерами? Раньше для этого нужно было собрать конференцию, потратить месяцы на организацию, всех заинтересовать, купить билеты. А сейчас люди стали более открыты к диалогу, готовы отдавать.

У нас стало меньше чувства безопасности, но это тоже эволюционный этап, который будет пройден, потому что ценность человека была, есть и будет важна. Сила бренда компании в ее отношении к человеку, сотруднику, а готовность сотрудника к отдаче создает ту самую синергию. Хочется надеяться, что работа будущего станет более осознанной и искренней, и в этом мире будет очень интересно жить.